Библиотека
 Хронология
 Археология
 Справочники
 Скандинавистика
 Карты
 О сайте
 Новости
 Карта сайта



Литература

 
Мельникова Е. А. Ранние формы торговых объединений в средневековой Северной Европе  

Источник: Е. А. Мельникова. Древняя Русь и Скандинавия. Избранные труды. – М.: Ун-т Дмитрия Пожарского, 2011 (стр. 345-353)


 

В обширной литературе, посвященной торговле скандинавских стран в IX-XIV вв., неоднократно отмечается существование торговых объединений, которые обозначались словом félag1. Однако сущность этого института, его социально-экономические основы и юридический статус, а также возможности его типологического сопоставления с аналогичными торговыми организациями Западной Европы того же времени еще не получили достаточного освещения. Более того, сам термин félag2 далеко не однозначен, и его содержание, особенно в ранний период, отраженный в рунических надписях, продолжает оставаться дискуссионным3. Поэтому прежде чем обратиться к характеристике института félag, представляется существенным выяснить значения этого слова более подробно.

Слово félag4 (félagskap, и его производное félagi) широко распространено в различных письменных памятниках Скандинавских стран: рунических надписях (около 20 случаев), сагах и областных судебниках. Могут быть выделены четыре основные значения слова.

1. В ряде саг оно встречается в широком значении "дружба", a félagi – "друг, товарищ, приятель"5, что подчеркивается альтернативным употреблением слова vin ("друг")6.

2. Им обозначается объединение имущества несколькими людьми на время викингского похода7 и вытекающие из этого объединения отношения между людьми – участниками "товарищества". "Побратимами и сотоварищами" (fóstbræðr ok félaga) названы Эймунд и Олав Харальдссон, участвовавшие в военном набеге8. Бесспорно о воинах-сотоварищах идет речь в двух рунических текстах из Гордстонга9 и Хедебю10. Показательно, что во всех случаях "сотоварищами" являются два-три человека, которые одновременно входят в более широкую организацию – дружину, войско (ср. в надписи из Хедебю: Торольв – "сотоварищ Эйрика" и "дружинник Свейна"). На вероятный нетерминологический характер этого значения слова félag указывает его использование – правда, в редких случаях, – как синонима к терминам, обозначающим дружину (grið) и вообще военный отряд (l)11.

3. В судебниках более позднего времени и в первую очередь в "Законах Гулатинга" (древнейшая запись середины XIII в.) содержатся указания на félagskap как специфическую форму объединения имущества супругов, при котором муж, приобретая право распоряжения имуществом жены, не становится его владельцем12. В сагах это значение не отмечается. Можно предполагать, что это терминологическое значение развилось в связи с эволюцией семейного права позднее, чем первое, второе и четвертое.

4. И, наконец, слово félag, засвидетельствованное всеми источниками в самом распространенном – по сравнению с тремя предшествующими – значении, встречается в связи с упоминаниями походов, предпринимавшихся с торговыми целями13.

Подробнее всего такие торговые поездки изображены в сагах, где рассказывается об обстоятельствах, сопутствующих организации "товарищества". Наиболее существенными представляются следующие моменты: предварительная договоренность между "партнерами" о совместном приобретении корабля и товаров и о порядке распределения прибыли14. В "товариществе" участвуют два-три человека, как правило, не связанные родственными узами15, более того, это могут быть жители разных скандинавских стран16. В качестве одного из партнеров может выступать любой свободный вне зависимости от его социального положения, включая конунга17. Не всегда все партнеры участвуют в походе: один из них может лишь субсидировать поездку, не принимая в ней личного участия18.

Таким образом, единственным обязательным условием участия в "товариществе" является вложение капитала в торговое предприятие: приобретение части корабля и (или) части товаров19 или вложение денег для приобретения товаров в том месте, куда направляются купцы20.

"Товарищества" образовываются для ведения международной торговли (во всех случаях партнеры едут за пределы собственной страны), но на короткий срок – одну поездку. В сагах нет ни одного указания на продление срока "товарищества" для дальнейшего совместного ведения торговых дел. После возвращения из поездки один из "партнеров" может не участвовать далее в торговле вообще или договаривается с другими лицами.

Более подробно имущественный и правовой статус "товарищества" определяется в древнейших судебниках "Серый гусь" (Исландия) и "Законы Гулатинга" (Норвегия). Записанный в конце ХП в. первый из них, по мнению большинства исследователей, отражает правовую практику первой половины XII в.21 В древнейшей части – в разделе о наследстве (arfaþáttr) ряд статей посвящен имущественным отношениям, возникающим после смерти одного из "партнеров" между другими и родичами погибшего. "Если люди создали компанию (félag) здесь в стране (Исландии. – Е. М.) и уехали, и один из них умер, то пусть он (оставшийся в живых. – Е. М.) не делит компанию (или: совместное имущество (félagit). – Е. М.) до встречи с наследниками. Пусть он использует все имущество, как было договорено... Если они становятся компаньонами за пределами страны, то пусть он (оставшийся в живых. – Е. М.), если хочет, не оставляет дела неразделенным, но оценит имущество, как будто он родич умершего"22.

Положения судебника не только подтверждают описательные данные саг, но и вносят ряд новых уточнений. Во-первых, смерть одного из компаньонов не кладет конец деятельности второго, который до завершения поездки (до встречи с наследниками погибшего) имеет право использовать совместное имущество по своему усмотрению. Во-вторых, компаньоны в глазах закона являются доверенными лицами друг друга, отчитывающимися перед наследниками. При отсутствии кровных родственников компаньоны становятся наследниками друг друга, приобретая право на все совместное имущество, как внесенное при образовании "товарищества", так и на полученную в результате его использования прибыль23.

Наряду с тесной экономической связью компаньонов, следует отметить и возникновение между ними – в глазах общества – более тесной этической связи, нежели можно было бы предполагать для торговых (т. е. чисто экономических) отношений. Об этом свидетельствует, в первую очередь, то, что единственную значительную категорию заказчиков рунических памятников, не являющихся родственниками погибшего, составляют "сотоварищи"24. Исследование родственных отношений между заказчиками рунических камней и погибшими показало, что обязанность установления памятников принадлежала ближайшим кровным родственникам: отцам, братьям, сыновьям, реже племянникам и дядьям25. Круг родственников-заказчиков крайне узок, и включение в число возможных заказчиков "сотоварищей-компаньонов" является важным показателем характера взаимоотношений между ними. В то же время отсутствие в сагах указаний на существование каких-либо ритуалов, сопровождавших заключение "товарищества", может говорить именно о временности, непродолжительности этих связей.

О близости компаньонов свидетельствует и квалификация убийства "сотоварища" как niðingsverk26, т. е. наиболее тяжелого вида преступления, к которому относятся убийство родича, предательское убийство, убийство без объявления о нем (т. е. тайное убийство). Повинный в таком преступлении обычно приговаривался к изгнанию или объявлялся вне закона.

Таким образом, наиболее распространенным и четко выраженным значением félag в рунических надписях, сагах и ранних записях права является обозначение краткосрочного объединения экономического характера двух (реже трех-четырех) человек для участия в военном или торговом походе (четкая дифференциация между ними отсутствует, видимо, из-за смешанного характера самих походов и сходства их целей) на определенных условиях, касающихся как финансирования предприятия, так и распределения прибыли. Félagi рассматривается как участник такого объединения.

* * *

Для того же времени засвидетельствовано существование и более высоко организованных торговых объединений – торговых гильдий27, древнейшее упоминание о которых в Скандинавии, возможно, относится к началу XI в. и запечатлено в руническом тексте из Бьелбу: "Воины28 установили этот камень по Грейбу, своему [собрату по] гильдии"29. К первой половине XI в. относится надпись из церкви в Тёрневалла, высеченная в память "Дренга, сына Эйгера (?), [собрата по] гильдии"30. Однако безоговорочная интерпретация этих двух текстов как свидетельств существования в первой половине XI в. торговых гильдий в Бьельбу и Тёрневалла31 вызывает определенные сомнения. В первую очередь, это связано с отсутствием контекста, который мог бы прояснить значение слова gildi32. Во-вторых, других свидетельств о существовании торговых гильдий в этих двух центрах нет и для более позднего времени. В-третьих, Нидаросская гильдия, по свидетельствам саг, первая в Норвегии, была создана во второй половине XI в. на основе объединения для организации коллективных пиршеств (hvirfingsdrykkja)33. Не исключено, что в данных текстах gildi синонимично hvirfingsdrykkja и отнюдь не означает торговую корпорацию. Во всяком случае, положительных аргументов в пользу предположения С. Янссона пока представлено не было.

Более определенные сведения о гильдиях в Швеции сообщаются двумя руническими надписями из Сигтуны, относящимися к середине XI в.34 Однако речь в них идет не о сугубо местной, скандинавской, а о "фризской гильдии": обе надписи начинаются словами frisa kiltar – "члены фризской гильдии". Из-за отсутствия подробных данных трудно сказать, что именно представляла собой "фризская гильдия": было ли это объединение фризских купцов, приезжавших в Сигтуну и ведших регулярную торговлю со Швецией и другими скандинавскими странами35, или организация, охватывавшая фризское население Сигтуны36, или объединение шведских купцов, торговавших с Фризией37. Очевидно лишь, что в середине XI в. национальный состав гильдии был смешанным, и в нее входили и фризы, и шведы, т. к. имена, упомянутые в текстах, как шведского (Slóði, Þórkell), так и фризского (Alboð) происхождения38.

Существование торговых гильдий в крупнейших фризских городах (Дорестад и др.) известно по западноевропейским латиноязычным источникам и в более раннее время39. Есть указания на постоянное пребывание фризских купцов в Бирке (X в.). Сигтуна же в XI в. была крупнейшим восточнобалтийским торговым центром, где велась торговля как с Западной, так и с Восточной Европой. Основание шведско-фризской гильдии в Сигтуне отвечало задачам ведшейся в ней широкой международной торговли, требовавшей более устойчивых форм.

Таким образом, к середине XI в. в Швеции существовали две формы объединений людей, занимающихся международной торговлей: félag – "товарищество" и gildi – "гильдия". Различие между ними, как можно полагать, было достаточно очевидно самим членам этих организаций, поскольку в надписи Up 391 употреблены оба термина одновременно, в сходной же надписи Up 379 – лишь один в двух случаях. Оба текста заказаны членами фризской гильдии. Однако, если стела Up 379 воздвигнута в память об их сочлене, то Up 391 установлена в честь человека, очевидно, не являвшегося членом гильдии, иначе не требовалось бы его определение через третье лицо40. Связь между погибшим, Альбодом, и "членами фризской гильдии", таким образом, считается ими самими не прямой, а опосредованной через его отношения со Слоди, который, как можно предполагать, – член фризской гильдии.

При сопоставлении обеих сигтунских надписей отчетливо вырисовывается одно из существенных различий между этими двумя институтами41: коллективный характер связей в одном (gildi) и более узкая, частная основа взаимоотношений в другом (félag). Для первого нормальным является соотнесение одного лица со всем коллективом ("члены гильдии – своему сочлену"). Индивид связан не с другим индивидом непосредственно, а с организацией в целом и лишь через нее – со своими сочленами. В "товариществе" взаимоотношения между индивидами строятся исключительно на основе личной связи, личной договоренности, поэтому естественно соотнесение имени погибшего с другим лицом, а не с коллективом ("члены гильдии – сотоварищу Слоди").

Хотя оба института сосуществуют в Швеции XI в. и продолжают сосуществовать длительное время, очевидно, что они типологически неодновременны. Представляется, что "товарищество" является стадиально более ранним образованием: в нем синкретически совмещаются различные виды деятельности; оно опирается на личные связи между отдельными индивидами и носит эпизодический характер. Напротив, гильдия даже в своих ранних формах представляет организацию более высокого уровня, входящую в систему государственных связей и вступающую в определенные отношения, регулируемые как законами данной страны, так и привилегиями, получаемыми от государства.

Сказанное отнюдь не предполагает, однако, непосредственного перерастания félag в гильдию, или определения félag как "протогильдии". Это качественно различные явления. Однако широкое развитие института "товарищества" в скандинавских странах подготовило почву для формирования купеческих гильдий.

* * *

Выявление экономического и юридического статуса института "товарищества" позволяет хотя бы в общих чертах поставить вопрос о типологически сходных явлениях в Западной Европе того же и более раннего времени. Хорошо изучены три основные типа торговых объединений, существовавших с начала эпохи средневековья в Средиземноморских странах42, в странах Центральной и Западной Европы, включая Англию43. В то же время отмечается, что северная торговля "имеет мало общего с континентальной"44. Однако представляется, что, несмотря на отличия в системе хозяйства и развитии экономики Северной Европы, достаточно очевидны и сходные тенденции развития, в частности, в формах организации международной торговли. По своим целям и задачам институт "товарищества" не отличается принципиально от "классических" типов компаний Западной Европы: как и они, он создавался для финансирования торговли, а также для упорядочения и облегчения ведения торговых дел.

Наиболее близкой к félag формой организации дела является тип "реального", или "полного" партнерства, по определению М. Постана, или "компания" (campagnia) итальянских источников, при котором партнеры вкладывают в дело как капитал, так и собственный труд45, т. е. не только совместно приобретают товары, снаряжают транспорт, но и совместно участвуют в доставке его на место сбыта и реализации. Как особую, широко распространенную разновидность этого типа торговых объединений М. Постан отмечает "временное, или нерегулярное" партнерство46, представляющее близкую аналогию "товариществу" скандинавских стран. В качестве основной отличительной особенности этой разновидности компании указывается непродолжительность срока его действия, фактически сводимого к одной поездке: до места сбыта или до места сбыта и обратно47. Действие соглашения об образовании такой компании начиналось с приобретения определенных товаров и завершалось их совместной продажей и разделом прибыли. Каждый раз, когда требовалось совместное ведение дела, компания образовывалась заново, даже если участники и условия ее оставались прежними. Начиная с X в., этот вид совместного ведения торговли в широком масштабе применялся также и в Англии, где различалось "партнерство с объединенным товаром" ("partnership of joint merchandise") и "партнерство с объединенным имуществом" ("partnership of joint stock"), второе из которых представляло собой постоянную организацию, первое же, как и campagnia и félag, было краткосрочным48.

В то же время, судя по скандинавским нарративным источникам, "товарищество" имело одну крайне существенную особенность, отличавшую его от западноевропейских компаний: отсутствие коллективных обязательств в выплате долга при неудачном исходе торговой поездки. Неоднократно указывалось, что такие обязательства компаньонов были одной из серьезных трудностей, часто приводившей компании к краху, а партнеров к разорению49. Риск выплаты долгов всей компании одним из ее участников был настолько велик, что тормозил развитие торговых объединений. Что же касается скандинавских "товариществ", то саги не отмечают случаев взаимной выплаты долга компаньонами при гибели товаров или корабля, не оговорены такие случаи и в древнейших судебниках скандинавских стран. Думается, что отсутствие подобных правовых установлений не случайно, но связано с особенностями "товарищества" как торгового объединения. В подавляющем большинстве случаев félag является "реальным партнерством", предполагающим личное участие компаньонов в торговле. Лишь крайне редко – по материалам XI-XIII вв. – происходило субсидирование торговой поездки без личного участия в ней вкладчика. Использование лишь личных средств партнеров без привлечения капитала со стороны практически исключало возникновение долговых обязательств партнеров и тем более коллективную ответственность при неудачном исходе предприятия.

Таким образом, институт félag в скандинавских странах не является изолированным или нетипичным явлением в средневековой торговле. Он имеет близкие аналогии и в других европейских странах, и его возникновение в Скандинавии свидетельствует о возрастании уровня организации международной торговли в этой части Европы.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. См. новейшие работы: Foote Р., Wilson V. The Viking Achievement. L., 1970. P. 97-100; Ebel E. Kaufmann und Handel auf Island zur Sagazeit// Hansische Geschichtsblätter. Köln, 1977. Jg. 95. S. 16-21.

2. Характеристика слова félag как термина условна, т. к. степень его терминологизации в рунических надписях и сагах неясна.

3. Félag рассматривается как "компания для создания капитала для торговых поездок" М. М. Ларуссоном (Lárusson M. M. Félag // KLNM. 1959. В. IV. Sp. 212-213) и др. См. также: Ruprecht А. Die ausgehende Wikingerzeit im Lichte der Runeninschriften. Göttingen, 1958. S. 69-72; Johnsen O. A. Norges handel og skibfart i middelalderen// Nordisk kultur. Stockholm, 1933. В. XVI A. S. 134. В противоположность этому, Л. Якобсен считает félag рунических надписей исключительно обозначением дружины, военного отряда (DR. В. 1. Sp. 649).

4. Гудбранд Вигфуссон и Р. Клизби рассматривают его как производное от leggja fé – "складывать, объединять имущество", т. е. "компания, товарищество"; соответственно félagi – "партнеры, компаньоны" (Cleasby R., Gudbrand Vigfusson. An Icelandic-English Dictionary. Oxford, 1957. P. 150). Я. де Фрис указывает, что оно происходит от слов и lag, т. е. "уложение, закон об имуществе" (de Vries J. Altisländische etymologische Wörterbuch. Leiden, 1957-1961. S. 116).

5. "Тогда Халльфред сказал: "Хорошо бы, друг (félagi), чтобы тебе повезло больше, чем мне при встрече с Хравном" (Gunnlaugs saga / Н. Reuschel. Halle, 1957. S. 59; см. также: Hænsa-Þóris saga / W. Baetke. Halle, 1953. S. 40). Гудбранд Вигфуссон и Р. Клизби не отмечают этого значения слова.

6. "Годи", друг (félagi, во втором списке – vin) Видги" (Þíðreks saga af Bern / H. Bertelsen. Kjøbenhavn, 1908. В. I. S. 173).

7. "Ульвом звали одного человека. Когда он был молодым, то ходил в викингские походы. С ним в товариществе (i félagskap) был человек, которого звали Кари из Бердлы... У них с Ульвом был общий кошелек" (Egils saga Skallagrímssonar. Kap. I).

8. Eymundar saga. Hafniae, 1833. S. 8.

9. "...и Гуннар установили камень по своему сотоварищу (filaka sin). Они, воины, были ... в викингском походе" (DR. В. 1. Sp. 375-376; DR 330).

10. "Торольв, дружинник Свейна, установил этот камень по Эйрику, своему сотоварищу (filaga sin). Он погиб, когда воины осаждали Хедебю" (DR. В. 1. Sp. 5-9; DR 1).

11. Þíðreks saga af Bern. S. 173, 144, 149, 152, 153.

12. На это значение слова автору любезно указал В. А. Закс. См.: Gulaþing lov. § 53 // NGL. 1846. В. I. S. 28-29. Ср.: Söderwall K. F. Ordbok öfver svenska medeltidsspråket. Lund, 1884-1918. В. I. S. 368; Maurer K. Über altnordische Kirchenverfassung und Eherecht. Leipzig, 1908. S. 645-647. В "Законах Фростатинга" это положение отсутствует.

13. Частичный перечень саг, где присутствует слово félag в этом значении, см.: Lárusson М. М. Félag.

14. "После этого Кьяртан купил половину корабля у Кальва, и они договорились делить все добро пополам" (Laxdæla saga. Kap. 40; ср. Eyrbyggja saga. Kap. 20; Grettis saga. Kap. 13).

15. Во всех перечисленных выше случаях "сотоварищи" не являются родственниками.

16. Чаще в "товарищество" вступают жители Исландии с норвежскими купцами, приплывшими летом в Исландию (Grettis saga. Kap. 13). Этот случай специально оговорен в судебнике "Серый гусь" (см. ниже, примеч. 23).

17. "Предполагалось, что Карли будет в товариществе (hafa félag) с конунгом [Олавом Харальдссоном. – Е. М.], и каждый из них будет владеть половиной имущества" (Saga Olafs Konungs ens Helga / Р. A. Munch, C. R. Unger. Christiania, 1853. S. 133).

18. В приведенном в примеч. 17 эпизоде Олав Харальдссон остается в Норвегии, а Карли отправляется в Бьярмаланд. Находится в Бергене один из компаньонов, написавший письмо своему "партнеру" "на север": "Хавгриму, своему компаньону, посылает Торир Красивый добрые пожелания божий и свои, вместе с товариществом (félagskap) и дружбой. Сильно не хватает мне компаньона (félagi). Нет ни эля, ни рыбы. Я хочу, чтобы ты знал и не требовал. Попроси того бонда приехать к нам на юг и посмотреть, как мы живем..." (Liestøl A. Runer frå Bryggen // Viking. 1964. В. 27. S. 14).

19. "Тоста (?) и Хови и Фребьерн установили этот камень по Ассуру Саксу, своему сотоварищу (filaka sin)... Он владел кораблем вместе с Арном" (DR. В. 1. Sp. 104-105).

20. Saga Olafs Konungs ens Helga. Kap. 122.

21. Lárusson O. Grágás // KLNM. I960. В. V. Sp. 410-412.

22. Grágás. Hafniae, 1867. S. 211-212.

23. Аналогичная статья имеется в "Законах Гулатинга": "Наследством компаньона (félaga erfð) называется, когда люди имеют общий кошель (eigu baðer einn sioð saman), и, [если] один умирает, то другой должен держать и владеть [имуществом, или наследством. – Е. М.], пока он жив, если оно не больше трех марок. А если больше, то он имеет половину, а половину – конунг, если наследники не объявятся в течение трех лет" (NGL. В. I. S. 50). О порядке наследования родственников см.: Анохин Г. И. Общинные традиции норвежского крестьянства. М., 1971. С. 103-167.

24. Второй категорией заказчиков-неродственников являются дружинники, которые, однако, обычно объединяются с родственниками погибшего (Мельникова Е. А. СРН. С. 185-186).

25. Ruprecht A. Die ausgehende Wikingerzeit. S. 40-50.

26. "...установили [этот камень] по Хельги, своему брату. А Ассур убил его и совершил злодеяние (niþiks uerk), погубил своего сотоварища (felaka sin)" (SR. 1953. В. IX. Н. 1. S. 73-76; Söderby, Up 954).

27. Происхождение гильдий у германских народов – вопрос дискуссионный. Наиболее распространен взгляд на их спонтанное развитие из языческих культовых сообществ в раннее средневековье (Wilda W. E. Das Gildewesen im Mittelalter. В., 1831; Pappenheim M. Die altdänischen Schutzgilden. Leipzig, 1885; Hegel K. Städte und Gilden der germanischen Völker im Mittelalter. Leipzig, 1891. Bd. 1-2; Foote P., Wilson D. M. The Viking Achievement P. 98-99; Thrupp S. L. The Guilds// The Cambridge Economic History of Europe. Cambridge, 1953. Vol. III. P. 230-280). Согласно другой точке зрения, гильдии возникли в каком-то одном месте германского мира (Англии или Фризии) и затем распространились в другие страны (Bugge A. The Earliest Guilds of Northmen in England, Norway and Denmark // Sproglige og historiske afhandlinger viede Sophus Bugges minde. Kristiania, 1908. S. 197-209).

28. Перевод слова triki как "воины" в значительной степени гипотетичен. Основные значения древнеисландского drengr: 1) молодой, неженатый человек; 2) воин. Какое из значений превалирует здесь – неясно. Подробнее о термине drengr и связанной с его интерпретацией дискуссией см.: Мельникова Е. А. СРН. С. 187-188.

29. SR. 1911. В. II. Н. 1; Bjälbo, Ög 64.

30. Janssen S. В. F. A Newly Discovered Rune Stone in Törnevalla Church, Östergötland // Early English and Norse Studies Presented to Hugh Smith. L., 1963. P. 110-119.

31. Ibid.; Wessén Е. in: SR. 1945. В. VII. Н. 2. S. 140; Foote P., Wilson D. M. The Viking Achievement P. 98.

32. Первоначальное значение слова gildi в скандинавских языках: "пир, празднество, совместное участие в пиршестве" (Cleasby R., Gundbrand Vigfusson. An Icelandic-English Dictionary. S. 199), а также "пища", которое встречается в скальдических висах скальда Кормака (Gauta gildi – "напиток Одина") и в "Перечне размеров" в "Младшей Эдде" Снорри Стурлусона (búa úlfum gildi – "давать пищу волкам"). В этом же значении gildi неоднократно встречается и в сагах (например, Egils saga Skallagrímssonar. Kap. 7).

33. Bugge A. The Earliest Guilds of Northmen. S. 205-208.

34. "[Члены] фризской гильдии велели установить этот камень по Торкелю, своему [собрату по] гильдии (kilta sin)" (SR. 1945. В. VII. Н. 2. S. 138-149; Up 379); "[Члены] фризской гильдии... эти [руны] по Альбоду, сотоварищу (felaha) Слоди..." (Ibid. S. 161-165; Up 391).

35. Wessén Е. in: SR. 1945. В. VII. H. 2. S. 147.

36. Schuck H. Birka. Stockholm, 1910. S. 19; Tunberg S. Studier rörande Skandinaviens äldsta politiska indelning. Stockholm, 1911. S. 200.

37. von Friesen O. Ur Sigtunas äldsta historia // Upplands Formninnesföreningens Tidskrift. 1908. H. 26, 13. Его мнение разделяет А. Бюгте (Bugge A. Altschwedische Gilden// Vierterjahrbuch für Sozial- und Wirtschaftsgeschichte. 1913. Bd. XI. S. 129-156).

38. О личных именах подробнее см.: SR. 1945. В. VII. Н. 2. S. 146.

39. Wadstein Е. Frieserna och forntida handels vägar i Norden. Göteborg, 1920; Rohwer B. Der friesische Handel des frühen Mittelalters. Kiel, 1937; Jellema D. Frisian Trade in the Dark Ages // Speculum. 1955. Vol. XXX. N I. P. 15-36.

40. На это указал А. Бюгге (Bugge A. Altschwedische Gilden. S. 150).

41. А. Бюгге считает, что при участии в félag более двух-трех человек объединение принципиально не отличалось от гильдии (Ibid. S. 151). Думается, что различие между гильдией и товариществом не количественного, а качественного характера.

42. de Roover R. The Organization of Trade // Cambridge Economic History of Europe. Cambridge, 1963. Vol. III. P. 42-118.

43. Postan M. M. Medieval Trade and Finance. Cambridge, 1973. P. 65-91.

44. Ibid. P. 92.

45. Ibid. P. 66.

46. "Occasional partnership" (Ibid. P. 83).

47. См. также: Lopez R. S. The Commercial Revolution of the Middle Ages, 950-1305. Cambridge, 1976. P. 74-76.

48. Postan M. M. Medieval Trade. P. 85-86.

49. Ibid. P. 89.