Библиотека
 Хронология
 Археология
 Справочники
 Скандинавистика
 Карты
 О сайте
 Новости
 Карта сайта



Материальная культура

 
КЛАД ИЗ ФЁЛЬХАГЕНА  


 

В 1886 г. при рытье канавы через луг в центре Готлада был найден великолепный клад весом 4,1 кг, содержащий значительное количество платежного серебра и уникальную коллекцию ювелирных изделий. Клад был спрятан в медном кувшине, таком же как в захоронении из Аске, но он сразу распался на кусочки. Платежное серебро было обычного характера и включает в себя десять целых браслетов и одно спиральное кольцо, разрубленные части серебряных гривен, браслетов, спиральных колец, фибул со сканью и других предметов, один слиток и около 1200 монет, из которых 800 арабских (почти половина во фрагментах), около 360 немецких, 14 богемских, 4 английских, 2 византийских и 1 датская. Наиболее поздние монеты – немецкие, чеканенные около 1000 г., что, вероятно, является датой сокрытия клада. В его состав входит также небольшой слиток золота.

Клад выделяется среди других набором ювелирных украшений: уникальный (сохранился целиком!) полукруглый обруч неизвестного назначения, покрытый сканью, красивое ожерелье из бус, украшенных сканью и зернью, аналогичных бусам из клада Ворбю, скандинавские и привозные подвески, в том числе две в виде стульчиков и 13 – в форме человеческих лиц (двенадцать из них относятся к тому же типу, что представлен своими позднейшими экземплярами в большом кладе 1988 г. из Московского Кремля).

Подвески в виде стульчиков – скандинавские амулеты, символизирующие троны богов или вождей. Подвески в форме лица (мужских масок) – скандинавский тип амулетов-подвесок (бывают бронзовые и серебряные). Маски воспроизводят старый и широко распространеный художественный мотив с магическим оттенком, известный в Скандинавии и других частях Европы и Азии. Подвеска с миндалевидным лицом из Фёльхагена, несомненно, является гибридом скандинавского и славянского искусства. Она сделана из одной серебряной пластины, которую ремесленник оттиснул на матрице для того, чтобы выполнить основные элементы: брови, нос, рот и т. д. Детали этого орнамента, например, закрученные концы бровей, которые можно увидеть на обратной стороне, характерны для скандинавского искусства, но геометрический орнамент зернью на передней части, с прямыми двойными линиями изделий (хорошими аналогиями являются лунницы столь характерные для бассейна Днепра).

Аналогичное заключение можно сделать и в отношении двенадцати других подвесок в форме лицевых масок, но здесь доминирует скандинавская традиция. Техника использования плоской серебряной пластины со сканным орнаментом для передней – характерная скандинавская черта. Форма и стиль орнамента находят много параллелей в искусстве Скандинавии, хотя другие такие подвески на этой территории не известны. Ближайшая аналогия – подвеска из Сёдерманланда с изображением головы животного сверху (другая подвеска такого типа найдена на Рюриковом городище около Новгорода). Ромбы и треугольники из зерни могут ассоциироваться со славянским искусством. Подобные элементы иногда встречаются в орнаментах Готланда конца эпохи викингов и поэтому подвески из Фёльхагена следует считать предметами готландского производства, основанного на скандинавской традиции, но с влиянием славянского искусства.

Вне Скандинавии три таких подвески обнаружены в трех эстонских кладах и две в кладе из деревни Забельской на восточной стороне Чудского озера. Забельские экземпляры выглядят абсолютно как скандинавские, а для этонских находок можно отметить влияние славянского ювелирного искусства, в частности, техники зерни. К этому следует добавить набор очень крупных, поздних и трансформировавшихся подвесок из большого кремлевского клада, у которых только форма изделия напоминает подвески Фёльхагена. Вероятно, подвески фёльхагенского типа были гораздо более распространенными вокруг Балтики, чем мы можем судить по их редким находкам, и, видимо, на Руси существовали ремесленники, которые продолжали делать эти магические амулеты в течение нескольких веков.

Клад из Фёльхагена хранится в Историческом музее Швеции.

Источник: "Наследие варягов. Диалог культур", 1996



Около 1000 г. Дл. золотого слитка 6 см